АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО И РУССКИЙ МЕЩАНСКИЙ РОМАНС

Метод сопоставления двух или нескольких абсолютно различных по происхождению культурных явлений, возможности взаимовлияния которых совершенно исключены, может дать неожиданно плодотворные результаты. Если окажется, что эти явления во многих своих чертах сходны, то можно будет изучать каждое из них в самом широком типологическом аспекте, рассматривая их как закономерности единого культурного процесса. В этом смысле сопоставление аргентинской танговой песни и русской городской баллады середины XIX — начала XX века представляет довольно заманчивые перспективы, так как оба жанра относятся к тому феномену, который за неимением другого термина был назван «третьей культурой» (по отношению к «двум» другим «культурам»: фольклору и учено-артистическому профессионализму).

Loca3 Интерес к проблемам «третьей культуры» возрастает с каждым годом, но пока что еще рано говорить даже об относительной изученности вопроса: «Образцы этой «срединной культуры» почти не систематизированы. А самое главное — они вовсе не оценены еще в целом в качестве особого слоя, пласта или уровня в системе ново- и новейшевременного искусства…». Это, несомненно, относится и к «частностям», то есть к отдельным видам и жанрам «третьей культуры», охватывающей все роды искусства: литературу, живопись, музыку, театр, танец и  Читать далее