Сказка о пирогах и о пекарях. Больших и маленьких.

Все персонажи и события вымышлены, и любое сходство их с реальными — случайность, либо плод болезненной фантазии читателя.

В одном красивом городе M, в славянском царстве-государстве появилась мода. Жители увлеклись выпечкой. И лучшие хозяйки искали  рецепты, что бы испечь пирожки, торты и позвать к себе гостей, оценить пекарское искусство. До этого Karavaj 4увлекались там салом и картошкой, да по праздникам ещё подавали селёдку. В самые главные праздники — «под шубой». Появление пирогов с начинками оживило жизнь и прибавило  счастливых ощущений, и жителям и гостям из других городов.  Которые прознали о талантливых хозяйках и стали наезжать в гости, отведать местных пирогов и за новыми рецептами.
Вкусно и весело проходила жизнь в славном городе, то ли украинском, то ли албанском, может — белорусском, не помню, но это не важно.

Хозяйки, конечно конкурировали и, стремясь быть лучше других делали всё Karavaj 6возможное, что бы их пироги оказались вкуснее. Ничего плохого в этом соперничестве не было, т.к. приводило оно только к улучшению вкуса и разнообразия выпечки. Ну иногда самые завистливые хозяйки критиковали пироги своих соперниц. Но эти сплетни распускались только в узком кругу, а в общении все улыбались и были крайне любезны. И хорошим тоном считалось захваливать каждый пирог, и даже если он был пригоревший, или недопечёный — делать вид, что кушать его вкусно. Называли они это — ЛОЯЛЬНОСТЬ. Это устраивало всех, и все дружили, или, хотя бы не ссорились.  Иногда, конечно, появлялись хозяйки, задиравшие нос, и чванливо заявлявшие, что только они пекут «настоящие пироги» по классическим древним рецептам. Жители города были добродушны и делали комплименты даже этим хвастунам, но заходили к ним на угощение всё реже и реже, и так «звёздная болезнь» у зарвавшихся пекарей излечивалась.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAСамыми счастливыми хозяйками считались те, к кому гости собирались чаще и к кому приезжали за угощением их соседних городов и стран…

И вот, однажды в этом сказочном городе появилась очень красивая и молодая хозяйка Х, которая объявила:

— У меня будет ПЕРВАЯ и ЕДИНСТВЕННАЯ профессиональная БУЛОЧНАЯ !
И это будет не просто пекарня, а пекарня-Школа, куда я приглашаю всех, желающих научиться печь НАСТОЯЩИЕ италианские булочки и ПИРОГИ.  И по городу разнёсся слух, что наконец-то жители могут насладиться правильной италианской выпечкой, по секретным рецептам из Рима, и даже из Ватикана.
Хозяйка нового, блестящего проекта взялась за дело всерьёз, и даже пригласила к себе в гости именитого ватиканского Маэстро Вазелинни, который (за довольно приличную сумму денег) обещал обучить любую хозяйку секретам аутентичной италианской выпечки…
Приезд сеньора Вазелинни значительно повлиял на историю пекарского дела в Karavaj 3городе М. Вокруг него стали виться ученицы, к нему потянулись жители, склонные к романтике и эстетике. Ведь «всё-таки Италия, всё-таки профессионал». Пирожно-булочная мода оживилась, закипела, вырос авторитет мадмуазели Х, впрочем, вместе с авторитетом и популярностью раздулось и её самомнение, и  она назвала своё заведение «Пирогетта», и объявила на весь свет, что нигде, кроме, как в «Пирогетте», и никто, кроме её и маэстро  Вазелинни не способен правильно замесить тесто и выпечь из него что-нибудь
Успех предприятия настолько раззадорил юную Х, что не прошло и года, как она сделалась сеньорой Вазелинни, и вместе со своим очаровательным мужем предприняла несколько турне по Европе, для пропаганды своего заведения и завоевания популярности среди пекарей-любителей. Что сложилось у сеньоры Вазелинни в Европе — это уже совсем другая сказка. А мы возвращаемся в сказочный город М.
Karavaj 2Сначала все хозяйки очаровались волшебной выпечкой и рецептами от Вазелинни (так всегда бывает, люди жаждут МОДЫ), и даже несколько месяцев все думали, что кроме «Пирогеттовских» пирогов никаких других не будет, но … жизнь движется своим ходом.
И понемножку, кто сразу, а кто позже насытились профессиональной выпечкой;  кому-то пироги маэстро Вазелинни просто приелись, а кто-то по-наивности подсчитал свои расходы на покупку этих сакральных рецептов.

Жизнь вставала на круги своя, и в разных домах вновь начинали печь булочки, блины, пироги и пирожные по собственным рецептам. Опять хозяйки приглашали друг друга в гости. Но надо сказать очень хорошее про проект «Пирогетта» — благодаря ему появилось много новых людей, ценителей выпечки, и даже образовалось несколько мелких кулинарных кружков и общественных столовых. Люди были вольны выбирать ингридиенты и методы приготовления. Часть любителей объединились в славянском пекарском клубе «Каляда», где угощали друг друга блинами, ватрушками, расстегаями, иногда даже — драниками со сметаной. Вход был свободный для всех. Некоторые, особенно продвинутые хлебопёки решили достичь вершин совершенства, и стали ездить к заграничным Маэстросам Итальянской Школы, они склонялись к тому, что лишь итальянские пироги — настоящие. Все остальные обзывали несъедобными. Мода на итальянскую кухню и идеологический фанатизм последователей этого стиля стали преобладать в городе М. Впрочем, это не сказалось плохо на общем качестве пекарского искусства, ведь никто не отрицал, что итальянцы — законодатели и в кулинарии и в опере. Подтверждение тому — великий Россини, повар и нуэво-композитор. Но об Миланской опере будет другая сказка. А мы, мои милые юные читатели, возвращаемся к кулинарной студии «Пирогетта».

У основателей сеньора и сеньоры Вазелинни было несколько любимых учеников, которые позже стали шеф-пекрями, и у каждого интересно сложилась карьера. Самым скромным, исполнительным и тихим последователем был симпатичный парнишка Дален Одеколон, стройный, умный, воспитанный брюнет с синими глазами. Как только он попал в «Пирогетту»  — он полюбил кушать пироги, а позже научился их превосходно делать в точности по италианским рецептам, и стал настоящим фанатом. Долгое время он был покорным и исполнительным помощником. Безропотно мыл после уроков полы на учебной кухне, драил жирные противни, выскребал формы и выполнял любые поручения. Пока не освоил все секреты Вазелинни.
И неожиданно, тихо ушел от своих Гуру, и организовал кружок «Итальянская выпечка» при знаменитом и давно процветающем кулинарном Клубе «Грузинская кухня», где ранее не развивали пирогового искусства, а занимались только шашлыками, харчо, сациви и хинкали. До появления Далена Одеколона пекли только лаваш, и ничего сложнее.

К этому моменту в городе М уже не было такого ажиотажа вокруг «Пирогетты», хотя её основательница продолжала кричать «Мы первые, мы единственные, мы самые лучшие!».
Люди не обращали внимания на эти вопли. Ходили друг к другу пробовать пироги по старым рецептам. Собирались в новых пекарских школах и булочных. Стало понятно, что печь пироги — это естественно, рецептов много, и не только италианские — правильные. И  некоторые даже не боялись создавать собственные рецепты, и  угощали гостей. Всем всё нравилось, в нескольких учебных пекарнях спокойно учили основам: как выбрать муку, как замесить тесто, как растопить печь. Город лакомился пирогами, булочками, вафлями, кренделями, бисквитами и штруделями. Каждый старался во что был горазд, и все были счастливы.
Появилась мода ездить в гости к кулинарам из других городов и стран, которые организовывали массовые угощения и кондитерские праздники.  Культ пирогов процветал и развивался.  Особенно приятно было, что люди вспомнили давние времена (ещё до картошки с салом), когда предки, оказывается, тоже знали толк в пирогах. Иногда «всплывали» вкуснейшие местные рецепты…
А кое-кто изучил италианскую историю, и обнаружил, что их «блестящие рецепты»  создавались то, оказывается эмигрантами из нашей сказочной страны. К справедливости надо добавить — и эмигрантами из других стран Земноморья.

Вазеллиновский ученик Дален Одеколон был  неглупым, наблюдательным и даже хитроумным. Он быстро смекнул, что некоторых учениц «Грузинской кухни»  больше интересуют «личные романтические отношения», чем кулинарные секреты. И это верно, ведь пироги и торты сами по себе ничего не значат, без людей, которые их попробуют !
Дален приложил все силы и обаяние для очарования прихожанок. И начался взлёт его учительской карьеры. В него влюблялись все; некоторые тайно, а иные — явно. Они смотрели ему в глаза, они любовались его руками, когда месил тесто, они смотрели ему в рот, повторяли каждое слово и движение Одеколона.
Это естественно. Людям надо влюбляться. Если они перестают влюбляться, у них пропадает вкус и к пирогам, и к жизни. Почти за год, под всхлипывания, вздохи, слёзы, шёпот, сопли и хриплые вздохи поклонниц, (не смотря на сплетни завистников- кулинаров), Дален Одеколон стал общепризнанной «знаменитостью» города М.  Так сказать — «пекарем в законе»,  авторитетом.

И тогда он предложил горожанам свой сказочный проект.
— Давайте, сказал он, соберёмся все вместе, и общими силами испечём огромный ПИРОГ Заранее пригласим на угощение гостей из соседних и далёких городов и стран. И все, и местные, и приехавшие будут угощаться этим большим пирогом вволю, будут лакомиться им несколько дней подряд. И все будут счастливы. И будет в эти Дни Большого Пирога всеобщая Радость Великая !

Народ  одобрил затею Одеколона. И горожане, принесли муку, сахар, маргарин, приправы, все засучили рукава и несколько недель подряд месили тесто, раскатывали коржи, украшали их, и к назначенному сроку изготовили огромный Пирог. Разумеется с точным соблюдением италианских рецептов.
И съехались гости. И всё было устроено благостно и чинно: каждому отрезали красивый кусочек общего Пирога, подавали на красивой тарелке. Иногородним гостям эти тарелки подносили самые симпатичные и нарядно одетые хозяйки города M. Это называлось гостеприимство.
И было счастье всем.  Или почти всем, потому что (как и всегда, когда собирается большая толпа) некоторых чуть обделили, а кому-то попала слегка подгоревшая часть пирога.
Почти никто не сделал замечаний о том, что в общем-то,  внутри тесто осталось сыроватым. Увы, так  бывает, когда пекут слишком большие пироги, их трудно пропечь целиком. Но никто не высказывал претензий. Это называлось политкорректность и приличие.
Поскольку снаружи пирог выглядел очень аппетитно, и изобиловал всевозможными вкусными украшениями, даже походил на свадебный торт, то люди не стали обижаться на  сырость теста внутри.
К пирогу подавали вино, и несколько человек, в т.ч. и некоторые дамы перебрали лишнего, по ходу малость нагрубили и нахамили друг другу.
Но зато с дорогими гостями все были чрезвычайно любезны, оказывали сказочное внимание и почёт.  И, конечно, все были очарованы красотой пирога, богатой обстановкой, ритуалом, как происходило угощение, поэтому, если кому-то что-то и не понравилось, то никто не обижался. Это называлось «мы все тут дружим».

И только позже, когда праздник кончился, гости разъехались, у некоторых горожан ( только у самых неромантичных, и кто в сказки не верит) появились сомнения:

—  Ведь Дален Одеколон всем нам говорил, что Пирог ОБЩИЙ, а почему тогда с нас взяли немалую плату за вход на праздник ?
У некоторых была изжога от недопечённого теста, во рту стоял вкус италианских отдушек и ароматизаторов, которыми Одеколон щедро приправлял Городской Пирог;  и  они начали вспоминать, что муку, сахар они приносили свои, и тесто месили вместе, а на входе им продавали билеты, словно чужим.
Самые наблюдательные вспоминали, что какая-то странная политика была на празднике:  гостям доставались самые лучшие куски, да ещё и по несколько, а своим — поскромнее.

Но ведь все одобряли проект «Общего пирога», прибыль и слава от которого достались Далену Одеколону, все восхваляли своего любимца, все сыпали ему комплименты, курили фимиамы, щедро пели дифирамбы.
В конце концов, каждый добровольно заплатил 10 звонких талеров за вход на пир, угощение к которому сам же и готовил, из своей муки, масла и своего сахара.
И некоторые хозяйки, особенно те, у кого были свои маленькие пекарни, или учебные кулинарные студии, ощутили укол обиды.  Но не стали показывать её. Это называлось сдержанность.

Решили, пусть всё идёт, как идёт. Праздник Общего Пирога прошёл, и теперь горожане  начнут ходить друг к другу в гости, угощаться, собираться в местных булочных и лакомиться, хорошо выпеченными пирогами. И почти все поняли, что Большой Пирог — это хорошо и интересно. Но лучше бы сначала научиться вкусно печь обычные пироги по местным рецептам.
И прежде чем звать заморских гостей, лучше научиться дружить в своём городе. и что бы было справедливо — разобраться, кто важнее в пироговом ремесле: тот, кто отдаёт свою муку и сахар, и кто месит тесто?  Или тот, кто нарезает и раздаёт гостям ?

Потому что, некоторые дотошные критиканы сочли несправедливым продавать по кусочкам пирог тем же, кто его из своих продуктов делал.

А Дален Одеколон уже собирал вокруг себя новых очарованных учениц и громко призывал готовить муку, масло и сахар для будущего Очередного Большого Общего Пирога в следующем году….

Вот такая чудная сказочка получилась.

А кто дочитал до конца — молодец, и настоящий зануда. Ещё бОльший, чем сказочник.
Но, напоминаю, что если кто-то усмотрит сходство героев этой сказочки с собой, или со своими знакомыми, или посчитает, что сказочный город М. похож на его родной город — то этому человеку надо обратиться к доктору, психиатру. И доктор объяснит, что это только КАЖЕТСЯ, это игра воображения ….

Другие сказки, и критика этой — на форуме: http://milonga.by/forum/index.php?topic=15675.0

 

Реклама, за счёт которой поддерживается этот сайт:

massag.by Мануальная терапия, массаж, выезд к пациенту.

Обсуждение, вопросы, детали, подробности, мнения, критика : ФОРУМ

Реклама, за счёт которой поддерживается этот сайт:

psycho.by NLP Love&Jealousy Тренинг «Любовь, измена, ревность».Групповая психотерапия.
 

Добавить комментарий